Торговая сделка Китая и США не окажет большого влияния на российский агроэкспорт

США и Китай 15 января подписали соглашение о первой фазе торговой сделки, призванной урегулировать двусторонние торговые споры. 86-страничный документ предполагает, что в 2020-2021 годах Китай дополнительно приобретет американских товаров на сумму 200 млрд долл. В результате поставки американской агропродукции в Китай в 2020 году могут превысить 40 млрд долл., а в 2021-м достигнуть 50 млрд долл.

В рамках соглашения КНР обязалась нарастить импорт американской сельскохозяйственной продукции в 2020 году как минимум на 12,5 млрд долл. к уровню 2017 года, когда этот объем составлял 24 млрд долл. В 2021 году дополнительный объем поставок должен увеличиться на 19,5 млрд долл. по сравнению с 2017-м. Кроме того, азиатская страна обязалась стремиться увеличить объем импорта американской продукции АПК еще на 5 млрд долл. ежегодно. В соглашении прописаны условия поставок говядины, свинины, мяса птицы, морепродуктов, риса. Также предусмотрен рост закупок соевых бобов, кукурузы, пшеницы, хлопка. В обмен США согласились снизить с 15% до 7,5% пошлины на китайские товары стоимостью 120 млрд долл.

В то же время каким именно образом КНР будет выполнять взятые обязательства, пока неясно. Более того, со стороны Китая каких-либо определенных решений по снижению пошлин в отношении американской агропродукции, увеличенных в ходе торговой войны, озвучено не было. В частности, остаются повышенными пошлины на ввоз американского мяса птицы. Действовавший в течение пяти лет запрет на его поставки был снят в середине ноября, после чего торговый представитель США Роберт Лайтхайзер заявил о готовности американских производителей ежегодно поставлять на китайский рынок мяса птицы на сумму более 1 млрд долл.

Наибольшая доля отгрузок мяса птицы из США приходится на замороженные окорочка (в 2018 году – около 35%), и можно предположить, что именно эту позицию в первую очередь коснется предполагаемое увеличение отгрузок. Россия, в свою очередь, в основном, ввозит в Китай куриные лапы и крылья: по оценке консалтингового агентства Agrifood Strategies, в 2019 году на них приходилось 99% поставок. США экспортируют куриные крылья в относительно небольших объемах и по достаточно высокой цене, поэтому по данному товару возможное увеличение американских поставок на российском экспорте никак не скажется, утверждает замдиректора Федерального центра «Агроэкспорт» Сергей Оганов. «По куриным лапам Россия будет конкурировать с США. Однако емкость китайского рынка по этой позиции очень велика, а в отношении американской продукции пока остаются дополнительные пошлины», – отмечает Оганов. Что касается куриных окорочков, то здесь с американским импортом России конкурировать будет сложно, признает он.

В результате распространения африканской чумы свиней Китай столкнулся со значительным дефицитом животного белка. По оценкам, вирус уничтожил в стране до 50% поголовья свиней. Согласно прогнозу FAS USDA, к концу 2020 года оно составит 275 млн животных, что на 40% ниже численности на начало 2018 года, а производство свинины сократится по сравнению с 2018-м на 19,3 млн тонн до 34,8 млн тонн в убойном весе. При этом в США все внутреннее производство свинины в этом году прогнозируется на уровне 13 млн тонн. «На экспорт США продают не более 25% всей производимой продукции свиноводства. Поэтому очевидно, что одни Соединенные Штаты не смогут закрыть образовавшийся дефицит. К тому же КНР покупает не все части свиней, которые США традиционно отправляют за рубеж», – отметил Оганов. Например, свиную грудинку США практически полностью потребляют внутри страны (перерабатывают на бекон), в то время как в КНР она крайне востребована и является одной из наиболее дорогих частей свиной туши. В России (для которой китайский рынок по свинине пока закрыт), напротив, грудинка – одна из наиболее дешевых в силу ограниченности потребления. Кроме того, экспортный потенциал США ограничивает то, что далеко не все американские производители свинины, отказались от рактопамина – добавки, используемой в США при выращивании свиней и КРС, но запрещенной в Китае.

С середины января 2020 года рынок КНР открылся для российской говядины. На текущий момент для поставок аттестованы лишь 2 российских производителя говядины: Брянская мясная компания (АПХ «Мираторг») и воронежская группа «Заречное». По оценке «Агроэкспорта», потенциал поставок российского мяса КРС в Китай составляет около 20 тыс. тонн, что на фоне импорта Поднебесной является незначительной величиной. Экспорт говядины из США, согласно прогнозу FAS USDA, в 2020 году составит 1,5 млн тонн, а общий импорт КНР – 2,9 млн тонн.

В разных ценовых нишах работают российские и американские экспортеры на рынке рыбы и морепродуктов, в связи с чем возможный рост отгрузок со стороны США, по оценке «Агроэкспорта», больших рисков для российских поставок не создает. Все последние годы Россия является крупнейшим поставщиком рыбы и ракообразных на китайский рынок: в 2018 году ее доля составляла 18,2%, доля США – 10,8%. Ведущие позиции в американских поставках приходились на тихоокеанский лосось, треску, желтоперую камбалу. В российском же экспорте рыбы в Китай около 49% по итогам 2019 года занимал мороженый минтай, еще 15% – крабы. При этом конкурировать с Соединенными Штатами России придется в поставках тихоокеанского лосося (его доля в российских отгрузках рыбы в Китай в 2019 году составила 10%), а также трески (6%).

В течение этого года США рассчитывают значительно увеличить поставки в КНР соевых бобов, которые являются главной позицией американского экспорта АПК в Китай. В 2018 году на фоне торговой войны отгрузки соевых бобов сократились вдвое до 7 млрд долл., в результате доля США в общем объеме китайского импорта масличной культуры сократилась с 35% до 19%. Основную часть выпавшего объема заместила Бразилия. Торговая война положительно сказалась и на торговых отношениях с Россией: за последние два года российские поставки выросли в стоимостном выражении в 1,5 раза до 209 млн долл., а в июне 2019 года Китай разрешил ввоз соевых бобов со всей территории России. В то же время экспорт сои из России в сравнении с объемом китайского спроса невелик. Причем, если американская соя идет на корма в животноводстве, то российская – для производства пищевых продуктов, поскольку в ней отсутствуют ГМО. То есть, напрямую они не конкурируют.  

Что касается зерновых культур, то лидирующей позицией американского экспорта в Китай до начала торговой войны являлось сорго – в 2017 году на него приходилось 62% (839 млн долл.) всех поставок злаков в КНР. Пшеницы в 2017 году Соединенные Штаты продали на сумму 353 млн долл., кукурузы – на 152 млн долл. Россия сорго в Китай не поставляет, основной позицией российского зернового экспорта в КНР сейчас является пшеница, которой поставили в 2018 году на сумму 14 млн долл., а в 2019 – 11 млн долл. При этом Китай закупает в России качественную пшеницу 3-го класса, с высоким содержанием клейковины. Кукуруза занимает второе место в российском экспорте злаков в КНР: в 2019-м ее было отгружено на сумму 9,9 млн долл., на третьем – гречиха (9,1 млн долл.).

Меню