Полная версия сайта находится в разработке
test1

Тел.:

 
05.02.2020

Альберт Давлеев: «Ориентация на экспорт увеличивает конкурентоспособность всей отрасли»

Российские компании столкнулись с серьезным вызовом – им необходимо перестроить бизнес-процессы для развития экспорта. В том числе требуется повысить эффективность, чтобы успешно конкурировать на зарубежных рынках. О том, сколько компаний готово к поставкам за рубеж, об экспортных перспективах для мясной отрасли и росте цен на мясо в Китае «Агроэкспорту» рассказал президент компании «Agrifood Strategies» Альберт Давлеев.



- Как Вы оцениваете итоги года для российского экспорта?

- Я думаю, год получился прорывным — не столько в объеме, сколько в качестве. Это объясняется тем, что 2019 год по сравнению с предыдущими стал годом реализации тех подготовительных мероприятий, которые разрабатывались за два-три года до этого. Пошла реальная работа по программе поддержки и развития сельхозэкспорта, был создан Федеральный центр «Агроэкспорт», который сразу запустил несколько полезных инициатив. Было несколько успешных выставок как внутри страны, так и за рубежом. Самое главное - у нас открылись новые рынки. Они открылись для разных групп продуктов и в разных географических направлениях. Безусловно, большой отдачи мы пока в деньгах и объемах не получили, поскольку отгрузки, в основном, начались во второй половине года. Но открылся такой важнейший рынок, как Китай, что привлекло большое внимание российских потенциальных экспортеров и даже наших конкурентов.

Один из значительных факторов, который положительно сказался на экспорте уже в 2019 году, - передача Россельхознадзору федерального ветеринарного надзора над состоянием субъектов РФ. Это тоже очень важный результат, который напрямую связан с экспортом, потому что у зарубежных аудиторов и инспекторов, приезжающих на наши предприятия, много вопросов по поводу того, как в России устроено взаимодействие между федеральными и местными органами ветеринарного надзора. И именно в этой сфере было много претензий к российской системе.


- Если говорить о рынке птицы, то по курице наблюдается перепроизводство и надо экспортировать. Экспорт – базовое условие для дальнейшего развития отрасли?

- Я бы с этим не согласился. Я считаю, что по курице в России нет перепроизводства как такового, просто есть баланс спроса и предложения, который объясняется исключительно экономической доступностью мяса. То есть по той цене, по которой птица предлагалась в течение 2018-2019 годов, она в больших объемах реализовываться не могла. Если бы ее себестоимость по объективным причинам могла быть ниже, безусловно, ее бы потребляли больше.

Принципиально важно для российского птицеводческого сектора, что экспорт дает добавленную стоимость. Это очень сильный фактор. Например, мы видим, что на экспорт в Китай пошли куриные лапки. На российском рынке они сегодня стоят от 30 до 50 рублей и, как правило, идут на мясокостную муку. Но если предприятие выпускает высококачественные лапки, а Китай их готов покупать за 2-4 долл., то этот объем, переключаясь на внешний рынок, приносит в разы больше прибыли, которая позволяет компаниям развиваться.



Китайская конъюнктура

 

- Как долго сохранится такая ситуация на китайском рынке?

- Не исключено, что эта ситуация временная. Тот драйв, который сейчас наблюдается в Китае, вероятно, будет снижаться. Во-первых, пошло предложение от других стран-конкурентов — например, на китайский рынок были открыты 130 американских заводов. Во-вторых, не исключено, что дополнительные ресурсы в других видах мяса, которые начинают поступать на Китай, тоже сдержат тот порыв, который сейчас есть в отношении России. То есть я бы смотрел на ситуацию как в целом - конъюнктурную: российские поставщики в хорошем смысле конъюнктурщики, потому что воспользовались возникшей ситуацией и удачно ее развили.



- Китай разрешил поставки субпродуктов индейки. Какой потенциал у России есть в этой нише?

- Трудно сказать. По предыдущим максимальным объемам импорта в 2010-2015 годах китайский рынок продукции из индейки оценивается примерно в 40 тыс. тонн в год. Это совсем немного. Однако на сегодняшний день ситуация изменилась: сейчас в Китай завозятся все виды мяса. Поэтому трудно говорить, насколько быстро и в каких объемах пойдут продажи. Думаю, они действительно пойдут, но объемы пока небольшие. Те цены, по которым работают китайцы, безумно волатильные: скажем, если осенью прошлого года был чрезвычайно высокий спрос на голень индейки, то сейчас закупочная цена упала в два раза. Тут много факторов, но необходимо подчеркнуть, что проблема АЧС будет решена в Китае не ранее чем через 5-7 лет. К этому времени там, вероятно, сформируется новая модель потребления, в которой мясо птицы будет занимать большее место – не только за счет бройлеров, но и индейки. А субпродукты птицы и вовсе являются неотъемлемой частью китайской культуры.


- В прошлом году цены на мясо в Китае серьезно выросли в связи с АЧС. Какую динамику Вы ожидаете в этом году?

- Безусловно, рост будет продолжаться исключительно из-за отсутствия ресурсов для насыщения этого рынка. Те 30-40 млн тонн, которые они теряют из-за АЧС, - это годовой объем производства мяса нескольких стран, таких как Россия. Ресурсов в мире в таком объеме недостаточно. Поэтому рост цен может возобновиться сразу после китайского Нового года, и сдержать его сможет только снижение пошлин. Например, американская продукция облагается 35-процентной пошлиной. Если соглашение между КНР и США по снижению импортных пошлин, которое они готовят последние 1-1,5 года, затронет мясо птицы и другие мясные продукты, то, безусловно, это замедлит рост цен.

В КНР сегодня ограничены ресурсы для восстановления поголовья. Даже если государство выделит большие средства, полный цикл производства свинины с учетом родительского поголовья занимает от двух до трех лет. Поэтому в ближайшие 2-3 года цена так или иначе будет повышаться, однако насколько, пока неизвестно. Она уже радикально повысилась. Хуже всего в этой ситуации то, что повышение цен дестабилизирует социально-экономическую ситуацию в Китае. И китайское руководство прекрасно это понимает, им не нужно бунтов и недовольств, связанных с ростом инфляции, тем более, когда она «заходит» к тебе через желудок.


- Плюс у КНР возникает необходимость структурных изменений отрасли в связи с АЧС?

- Конечно, это вопрос для всей мясной отрасли - переход от мелких частных хозяйств к крупным контролируемым фермерским объединениям или когда все производство - откорм и переработка - вертикально интегрированы и включены в одну и ту же компанию. Не исключено, что в Китае начнется бум государственных инвестиций в государственные мясные компании, которые будут строить новые фермы, а работники частных хозяйств пополнят массу работников, идущих на промышленные предприятия. Но та ситуация, в которой оказался Китай, - когда больше половины поголовья выращивается в частных подворьях или на мелких фермах, которые практически невозможно контролировать, - будет изменена.


- Между США и КНР подписана первая фаза торговой сделки, в рамках которой китайцы обязались ежегодно закупать американского продовольствия на 40 млрд долл. США могут закрыть дефицит мяса в Китае?

- Американское сельское хозяйство очень гибкое, особенно в отношении сои и кукурузы. Если мы говорим про эти миллиарды, они, в основном, не про мясо. А с учетом того, что американские фермеры в последнее время чувствуют себя не очень хорошо по причине сокращения урожаев, падения цен на сою и кукурузу, то они, конечно, будут не против засеять дополнительные площади или продать свою продукцию дороже. Поэтому я думаю, что своих целей, если не будет дополнительных ограничений со стороны Китая, США достигнут.