Полная версия сайта находится в разработке
test1

Тел.:

 
12.12.2019

Перспективы российского продовольствия на азиатских рынках

В ближайшее десятилетие Азия останется главным драйвером мирового спроса на продовольствие. Этому будет способствовать рост населения, доходов и продолжающаяся урбанизация. Местные производители не могут закрыть увеличивающиеся потребности. За последние 20 лет импорт увеличился втрое. Как следствие для российских экспортеров открываются новые ниши.



Экспортный потенциал России в странах Азии



Федеральный центр «Агроэкспорт» проанализировал 11 стран Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии: Китай, Японию, Южную Корею, Бангладеш, Индию, Индонезию, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Таиланд и Филиппины. Во всех этих странах у России есть возможность увеличить поставки сельскохозяйственной продукции и продовольствия.

Перспективными рынками для российского мяса птицы и свинины, помимо Китая, являются Южная Корея и Япония. В настоящий момент рынки этих стран закрыты для поставок из России. Южная Корея в 2018 году импортировала 571 тыс тонн свинины на сумму 1,7 млрд долл и 134 тыс тонн мяса птицы на сумму 252 млн долл. Япония в 2018 году закупила свинины в объеме 925 тыс тонн на сумму 4,4 млрд долл и птицы в объеме 569 тыс тонн на сумму 1,3 млрд долл. Оба рынка являются привлекательными с точки зрения цены, при этом цены российских экспортных контрактов конкурентоспособны относительно цен поставки нынешних стран-экспортеров.

«Корея, в случае открытия рынка, очень перспективна, особенно по свинине, - считает заместитель директора Федерального центра «Агроэкспорт» Сергей Оганов. – Внутренние цены там равнозначны японским. Кроме того, это огромный рынок для готовых продуктов: колбасы, сосисок, замороженных хот-догов».

Также существенный потенциал имеет российское мясо на рынке Вьетнама. В ноябре вьетнамская сторона согласовала условия поставок российской свинины и свиных субпродуктов и подписала соответствующий ветеринарный сертификат, что позволит российским производителям продавать свиноводческую продукцию в этой стране уже в ближайшее время.

Экспортный потенциал по рыбе и морепродуктам есть в Китае, Вьетнаме, Таиланде, Южной Корее (в том числе готовая продукция), Японии (в том числе рыбное филе, которое в настоящее время не поставляется). Во Вьетнам поставки мороженой рыбы осуществляет большое количество стран, однако экспорт из России данного продукта незначителен. Цены российских экспортных контрактов на мороженую рыбу в целом несколько выше средней импортной цены поставок во Вьетнам, однако стоимостной уровень по этому продукту зависит от ассортимента поставляемой продукции.

Для российского зерна перспективными направлениями являются Вьетнам (кукуруза), Малайзия (кукуруза, ячмень), Южная Корея и Япония (кукуруза, пшеница), Таиланд и Филиппины (пшеница). Сельское хозяйство Южной Кореи из-за нехватки земельных угодий не удовлетворяет в полной мере потребности населения в продовольствии. Среди сельхозсырья, используемого южнокорейскими производителями продуктов питания, доля местной продукции составляет лишь 31%. Что касается кормовых зерновых культур, то зависимость Южной Кореи от импорта достигает 97%. В 2018 году Южная Корея закупила зерновых на 3,5 млрд долл. Основным поставщиком стали США и Австралия. Россия заняла 3 место, поставив зерновых на сумму 302 млн долл.

В Японии доля риса в рационе постепенно сокращается, позволяя новым, в основном иностранным продуктам, занять свою нишу. Также потенциал наращивания поставок имеют российский горох, нут и чечевица в Индию.

Российские соевые бобы и жмыхи имеют хороший потенциал на рынках Китая, Индии, Южной Кореи, Таиланда, Филиппин, растительные масла – Китая, Филиппин и Индии. В 2018 году начались поставки семян льна в Сингапур, которых было отгружено на сумму 2,1 млн долл., а также соевого масла в Индию (9 млн долл.).

Перспективы у российских кондитерских изделий есть на рынках Китая, Сингапура (мучные), Таиланда и Южной Кореи (сахаристые, шоколадные, мучные), молока и сливок – в Китае, Малайзии, Таиланде, на Филиппинах, сыров – в Китае, Малайзии и Южной Корее, спиртных напитков – в Китае, Таиланде и Южной Корее.



Китайские плюс 700 млрд